Odessa DailyМненияЕвромайдан

За наше безнадежное дело

Леонид Штекель

23 мая 2017 в 15:37
Текст опубликован в разделе «Мнения». Позиция редакции может не совпадать с убеждениями автора.

Мне мои собственные попытки выступить против стремительно насаждаемой украинизации и запретов российских сайтов и социальных сетей все больше напоминают историю «застоя».

За наше безнадежное дело

Как уверяют меня некоторые близкие люди, это - абсолютная безнадежная и бесполезная борьба, так как люди сами, по своей воле, готовы с радостью засунуть голову в петлю, повешенную правящим истеблишментом. Вполне возможно, что они правы.

Сегодня меня поразило совпадение ряда событий.

С одной стороны, российское СМИ «Совершенно секретно» опубликовало «секретные документы СБУ» (по их информации), в которых якобы говорится об уничтожении улик участия Украины в трагедии малазийского Боинга. Я, с точки зрения имеющейся информации, считаю это совершенно невозможным, но… Уже прошло пять часов с момента публикации этой информации, а СБУ - молчит. Тут мои оппоненты по поводу запрета социальных сетей кричали, что у страны нет денег платить за контрпропаганду. Сколько нужно денег, чтобы СБУ провело пресс-конференцию? Сколько? Миллион?.. Это ведь их работа - давать ответы на вопросы, которые возникают.

Я был во время Ливано-Израильской войны 2006 года в Израиле. У Израиля очень жесткая политика в отношении публикации официальной военной информации. Но даже там, прямо во время войны, если иностранные СМИ, в том числе и ливанские, сообщали какую-либо информацию, которая дискредитировала ЦАХАЛ (Армию обороны Израиля), то максимум через три часа следовало опровержение. Это все - в режиме реального времени, а тут речь идет о документах 2014 года. Почему СБУ не дает свое толкование этому?

Кстати, я просмотрел UKR.NET. Ни одно украинское СМИ об этом не написало.

И второй факт. Минюст отказался зарегистрировать партию Саакашвили. Официальная причина – Саакашвили не дал официального разрешения на название партии своим именем. Это даже не бред, это - трагифарс, не имеющий ни малейшего отношения к демократии. Говорят, что летом Порошенко постарается отобрать гражданство у всей «грузинской команды». У брата Саакашвили - уже отобрал. Сколько СМИ об этом сообщило? Посмотрите.

Сегодня официально утверждено введение квот украинского языка на телевидении. В стране не выполнено НИ ОДНОЙ РЕАЛЬНОЙ РЕФОРМЫ. Законы, которые принимаются годами, выхолащиваются поправками, принимаются фактически без полноценного общественного обсуждения. Я принимал участие в обсуждении проекта децентрализации. Самое мягкое название этой децентрализации – это порнография. Никакого отношения к децентрализации она не имеет. И почти ни одного слова в прессе об этом! Аналогичная ситуация - и с медицинской реформой, и с пенсионной. Никаких обсуждений, в СМИ публикуются только хвалебные статьи или комментарии, напоминающие хвалебные статьи. Реальной критики – ноль! Уровень аргументации – ниже плинтуса. Не проводятся никакие работы по анализу реальной ситуации, опросы людей, опросы экспертов. При всей авторитарности России, уровень обсуждения документов, принимаемых парламентом, там - на порядок выше.

Кто-то может сказать, что это - не связанные между собой события. А я скажу, что это - звенья одной цепи. Торжествующая некомпетентность возможна только в условиях отсутствия реальной свободы слова. Когда мои коллеги твердят о застройщиках, уничтожающих исторический облик Одессы, то мне хочется спросить: а как может быть иначе, когда у нас точно так же, как градостроительные проекты, обсуждаются и псевдореформы?

Можно сколько угодно твердить о притеснениях украинского языка. Но, увы, люди просто не понимают чудовищного последствия введения системы запретов. Мне в голову приходят два последних примера.

Первый пример. Многие бывшие «русские» уехавшие в Америку, начинали там, по воспоминаниям людей, которые я читал, с торговли книгами. Это связано с тем, что полицейские старались не трогать торговцев книгами, даже незарегистрированных, так как торговля книгами подпадает под первую поправку о свободе слова и свободе книгоиздательства. То есть даже на полузаконный бизнес лучше закрыть глаза, если он связан со свободой слова.

Второй пример. Как еврей, я неоднократно испытывал в СССР политику государственного антисемитизма. Я об этом много не говорю, но вполне достаточно испытал от нее. Но у меня никогда и в мыслях не было, что я достоин какого-то особого подхода именно потому, что испытал дискриминацию. Моей целью всегда было бороться с дискриминацией, вероятно, именно потому, что я испытал ее на своей шкуре. Я глубоко сочувствую судьбе украинской литературы и языка, которые откровенно подвергались дискриминации. Я готов поддерживать их в меру своих сил. Но я буду категорически против новой дискриминации, какими бы благородными словами она не прикрывалась. Как известно, благими намерениями дороги мостят в ад.

Метки: Теги; Михаил Саакашвили; реформы в украине

Леонид Штекель


Новости по теме

08.08.17 в 00:05 По поводу дискуссии в Фэйсбуке о Саакашвили

13.10.18 в 18:55 Запрошуємо НУО та експертів до участі в підготовці Альтернативної доповіді щодо стану дотримання Конвенції з прав дитини в Україні

25.09.18 в 08:52 В Одессе и Одесской области МВД ужесточит присутствие своих подразделений

01.08.18 в 21:15 Коррупционная война вокруг «9» маршрута, или как люстрация с коррупцией дружат

27.07.18 в 14:12 Ритуальные пляски вокруг приватизации в Одесской области

12.03.18 в 17:34 Умер Олег Табаков

01.03.18 в 15:51 Гордон обратился к Авакову и Князеву в связи с угрозами националистов сорвать его творческий вечер во Львове и применить оружие

22.01.18 в 19:28 «Акция против неукраинского духа»: когда в Украине начнут сжигать книги?

16.01.18 в 12:52 Как две гривны «закрыли» проблему

02.12.17 в 17:00 Маск анонсировал первый запуск новой ракеты тяжелого класса

Комментарии посетителей сайта


Rambler's Top100