Odessa DailyМненияЕвромайдан

Одесса без бабушки Виталия Портникова.

Леонид Штекель

24 июля 2017 в 12:59
Текст опубликован в разделе «Мнения». Позиция редакции может не совпадать с убеждениями автора.

Вся читающая и пишущая Одесса встала на уши: главный аналитик нашей современности Виталий Портников решил обратить свой великий взор на наши скромные пенаты и заодно доказать, что нет никакой Одессы со своей историей и культурой, а есть провинциальный украинский городишко, жители которого маются манией величия и при этом смеют рассуждать, что они где-то там почти равны великому и могучему граду Киеву.

Одесса без бабушки Виталия Портникова.

Процесс макания в дерьмо одесситов вызвал противоречивую реакцию пишущей одесской братии. Нашлись и те, кто увидел в этом, подобно Васисуалию Лоханкину, «сермяжную правду жизни». Странно, что вопрос «А судьи кто?» почти не звучал. А между тем, воинствующие ничтожества, которые действительно заполонили наш город, в стольном граде чувствуют себя не менее, а даже более вольготно, чем в Южной Пальмире. Киевское убожество - гораздо более страшное, чем наше, так как в Одесе воруют миллионами, а в Киеве – миллиардами. Но Бог с ним, с Киевом, попытаемся разобраться, как живет Одесса без бабушки Виталия Портникова?

Что послужило точкой опоры рассуждениям Виталия Портникова? Разумеется, тут свою роль сыграли наши «гранды» «одесской культуры». Что же греха таить: у нас есть целая «плеяда» деятелей культуры, которые паразитируют на «одесском мифе». Мало того, многие представители одесского (и не только) бизнеса, гидов и так далее, активно пользуются этим мифом. Этот «мертвый театр», по определению Питера Брука, разумеется, заслоняет для очень многих реальную культуру Одессы. Скажем откровенно: тем, кто творит «живой театр» в Одесе, от этого мифа тошно.

Но ведь это - еще не вся правда. Почему возник этот «одесский миф», который скорее напоминает ацтекские ритуалы Смерти, чем дух вольного города? А по единственной причине: это стало реакцией на настойчивые попытки московских начальников культуры превратить Одессу в безликий провинциальный город. А сейчас - что, ситуация иная? Нет, киевские начальники стали истинными наследниками московских. Задача поставлена очень четкая: засунуть Одессу мордой в дерьмо. Пожалуй, даже Фурцева меньше ненавидела наш город, чем сегодняшние киевские небожители. 

Ни в одной стране мира, даже в России, столичное начальство не тратит столько сил, чтобы уничтожить провинциальную жизнь, как в Украине. Достаточно посмотреть на рост киевского народонаселения за годы независимости. Ни в Польше, ни в Литве, ни, ни даже, в России, не такой картины. Киев всасывает из страны все соки, он стал теперь отдельным государством внутри Украины. Так почему же вы удивляетесь воинствующей пошлости нашего бизнеса? Это всего лишь бунт на коленях.

Но это - лишь первый круг путешествия Виталия Портникова в ад.

Виталий Портников щедро подарил Одессе еврейскую культуру и литературу. От всего еврейского сердца. Но недаром говорят: бойся Портникова, дары приносящего. Ибо дары эти - отравленные. Как то красивое яблоко из сказки «О мертвой царевне…» Александра Пушкина...

Несомненно, дореволюционная Одесса являлась центром Еврейской жизни, еврейской культуры и еврейской литературы. Прежде всего, это было вызвано даже не языком, ведь была еврейская литература и на идиш, и на иврите, и на русском, а скорее «чертой оседлости» - тематикой этой литературы. Но одновременно, заметим, с конца XIX века появляются российские писатели-евреи. Хотя вопрос вероисповедания и был для них очень непростым.

Часто говорят, что Одесса представляла собой плавильный котел наций. Это, разумеется, правда, но не вся. Российская культура Серебряного века сама была плавильным котлом. Часто, например, поминают роль Максима Горького в судьбе Исаака Бабеля. И, действительно, между ними существует очень прочная связь, в том числе - литературная. Но разве можно понять, например, Шолом-Алейхема без влияния Антона Чехова? При всем антисемитизме Антона Павловича. Ведь мистический реализм «Заколдованного портного» удивительно близок, например, к символизму рассказов «Спать хочется», «На деревню дедушке» и «Каштанка» Антона Чехова. Точно так же, как Жаботинский был еврейским политиком и философом, но при этом оставался российским писателем и журналистом.

Советский период вообще смешал всё и вся: этакая гигантская трагифарсовая китайская ничья. Ну, к кому ближе Исаак Бабель: к Славину, Лавреневу, Олеше или Зингеру?

Можно, конечно, отыскивать еврейские мотивы в «Старике Хоттабыче» Лагина, у раннего Юрия Германа или Василия Гроссмана. Но по сути – это типичная советская литература.

О, разумеется, критики из круга журнала «Москва» и издательства «Молодая Гвардия» обожали искать национальные корни у советских писателей-евреев. Но сами Багрицкий, Бабель и Ильф считали себя «советскими писателями». Они последовательно и сознательно пытались отказаться от всей своей еврейской жизни. Они рвали связи, отказывались от родственников, они сжигали за собой мосты. Между величайшим сохранившимся творением Исаака Бабеля «Фроим Грач» с одной стороны и книгами Шолом-Алейхема и Зингера с другой – пролегает пропасть. И дна у нее нет.

Но ведь и это еще не всё.

Попытка выстроить врага из российской культуры, попытка свести южнорусскую литературную школу к «еврейской литературе», имеет своей целью закрыть глаза на главный факт культурной жизни СССР в годы «застоя»: в то время происходит четкое разделение культуры народов СССР на официозную и около-диссидентскую. Как можно, например, отнести к одной литературе раннего и позднего Тычину? Это все равно, что считать одной литературой «Горячий снег» и «Батальоны просят огня» Юрия Бондарева. Мораль и мировоззрение раннего и позднего Тычины полностью противоречат друг другу. Точно так же, как мировоззрение и конфликт «Батальоны просят огня» будет просто непонятен героям «Горячего снега».

Трагедия украинской культуры и литературы заключается в том, что это деление на официоз и диссидентство, в Украине резалось по живому. Кровь лежит между ними, море крови. Украинская культура должна пройти через жесточайшее очищение. Выдавливать из себя раба не по капле. Вместо того, чтобы вести борьбу с российской культурой, украинская культура должна провести ревизию своей истории. Но готовы ли наши доморощенные националисты к этому? Пока не чувствуется. Но вернемся к Виталию Портникову и его бабушке.

Что же случилось с Виталием Портниковым, вполне разумным человеком, который вдруг стал походить на черносотенных критиков из журнала «Москва», которые пытались отыскать ветхозаветные мотивы у советских атеистов еврейского происхождения?

А все потому, что Виталий Портников говорит, на самом деле, не о своей бабушке. За его изящными плевками в адрес Одессы стоят второй, третий, и, даже девятый круг Ада. Круг предателей. И вся эта суета, весь этот джаз Виталия Портникова и его бабушки написан во имя оправдания насильственной украинизации. Как говорил товарищ Сталин: кто не с нами, тот против нас! А товарищ Портников заканчивает: кто не знает украинского языка – враг!

Любопытна в этом плане философия статей Виталия Портникова. С каждым днем круг врагов, против которых направлены его статьи, становиться все шире и шире. На память воистину приходят знаменитые 30-е годы СССР, когда Сталин выдвигает лозунг, что со становлением СССР острота классовой борьбы будет расти. Этот лозунг служил оправданием арестов, ссылок, а потом и расстрелов. Кстати, появился совершенно не случайно, и вызван был вовсе не звериной сущностью диктатора. Просто оказалось, что новая власть абсолютно не умеет управлять страной. Катастрофы, экономический хаос, бесхозяйственность и прочее, прочее, прочее надо было чем то объяснять. И самое лучшее объяснение: враги звереют от наших успехов, и стараются вредить нам все больше и больше. Заменим классовых врагов, врагами украинского языка, и получим вместо Иосифа Сталина – Виталия Портникова.

Но почему приходится говорить не просто о «заблуждениях» Виталия Портникова, а именно о кругах Ада, по которым он спускается к озеру Иуды? А потому, что в его статье есть еще один подтекст.

Правящий истеблишмент партии власти сейчас сознательно сделал ставку на противостояние русскоязычных  украиноязычных граждан страны. Это не заблуждение, не случайность, это сознательная политика балансирования на острие. А Виталий Портников идет дальше. Он пытается противопоставить русскоязычных евреев против других русскоязычных групп. В многоязычной Одессе закрыть глаза на Юрия Олешу, на братьев Катаевых, заявить, фактически, что вся южнорусская школа литературы – еврейская, это означает публично дать пощечину ее нееврейской части. То, что заявил Виталий Портников не говорит ни одна работа по истории еврейской литературы, ни одна еврейская энциклопедия. Такое мог заявить только невежественный человек, знающий историю литературы в Одессе понаслышке. А я не считаю Виталия Портникова невежественным человеком. И не говорите мне, что это делается из любви к еврейской литературе. Даже недалекий человек поймет, что в наших условиях, подобные слова сеют ненависть. Слова Виталия Портникова, это как поцелуй, как поцелуй Иуды в Гефсиманском саду.

 

Метки: Теги; портников

Леонид Штекель


Комментарии посетителей сайта


Rambler's Top100