Odessa DailyМненияЕвромайдан

Региональная пресса в Украине и «джинса»: как бюрократическая логика здравый смысл заменила

Леонид Штекель

26 сентября 2017 в 16:30
Текст опубликован в разделе «Мнения». Позиция редакции может не совпадать с убеждениями автора.

Эти вечные вопли о «джинсе», «заполонившей» региональные СМИ, мне обрыдли до предела.

Региональная пресса в Украине и «джинса»: как бюрократическая логика здравый смысл заменила

В начале «нулевых» с большой помпой в Украине прошла Всеукраинская конференция журналистов по выработке «Этического кодекса украинской журналистики». Было это еще до «темников», и что любопытно: были приглашены региональные журналисты, и им даже оплатили проезд и проживание. В то время грантодатели понимали, что страна не может замыкаться в рамках одного Киева. Я даже не сомневаюсь, что сегодня никто бы и копейки не выделил на региональную журналистику. Но это так, тихое злобстование.

Возглавлял эту кампанию г-н Мостовой («Зеркало недели»), он же возглавил саму комиссию. Я тогда на конференции выступил с критикой стратегии создания данного документа. К сожалению, мои слова не были услышаны, и я покинул конференцию, вышел из учредителей этого комиссии.

Почему?

На мой взгляд, весь этот проект, в том числе и сам проект «журналистской этики», носил откровенно популистский, «идеалистический» характер. И главный пункт, ставший камнем преткновения, был именно вопрос о «джинсе».

Здесь необходимо сделать маленькое отступление. В то время интернет-изданий было очень мало, в Украине в том числе. В основном на конференции присутствовали представители печатных СМИ. А вот ситуация с финансированием была совершенно иной: печатные СМИ хоть как-то, но могли себя окупать. Столичные вообще жили тогда достаточно неплохо, но и региональные СМИ могли себе кое-что позволить. Ведь газеты-то – продавались, в отличие от интернета.

Но финансовое состояние региональных СМИ было крайне неустойчивым. И на той конференции я выступил и сказал, что вносить в «Этический кодекс украинской журналистики» пункт, который на практике не будет выполняться – это значит заранее обесценить всю идею. Я напомнил, что региональные печатные СМИ существуют в условиях нищеты, что неизбежно приводит к заказным материалам. Чтобы сейчас люди ни обещали, на практике они не смогут выполнить своего обещания.

Надо сказать, что газета «Правое дело», которой я тогда руководил, крайне редко печатала заказные статьи. Мы вообще считались в городе одним из главных оппозиционных изданий, и рекламодатели, в страхе перед мэром Русланом Боделаном, обходили нас десятой дорогой. Но, из опыта СССР, я был уверен: нельзя закладывать обязательное лицемерие в документ. Либо кодекс является реальным, и люди стараются его выполнять, либо все лицемерно кричат, что все хорошо, но требования кодекса на практике никто и не думает выполнять. Я предлагал выбрать норму менее «идеалистическую», но реальную, которую люди действительно смогут и захотят выполнять. Меня не услышали, и я покинул конференцию.

В результате «Этическая комиссия» превратилась в чистую показуху. Я помню, как ее пытались привлечь к одесским конфликтам журналистов, но идеализм хорош лишь при написании отчетов по грантам. Я, кстати, до сих пор уверен: если есть реальные «правила игры», которые учитывают особенности ситуации в журналистике, то можно попробовать хоть как-то говорить о морали. Я понимаю, что далеко не всегда. Но идеалисты вообще ничего не достигнут.

Я тогда долго не мог понять, зачем продвигать «борьбу с «джинсой», когда в регионах этим занимались ВСЕ СМИ. Не буду говорить о Киеве, но в Одессе «джинса» была во всех изданиях, в том числе и в тех, чьи представители громко поддержали эту «борьбу». Это было глупо, нелепо, цинично. А понял это я только недавно.

Современная европейская цивилизация, по сути своей, насквозь бюрократическая. Этот процесс начался еще в конце 50-х, но по-настоящему он пошел только в 90-е годы. Формально это происходит из самых лучших побуждений. Ну, например, в попытке согласовать политические интересы стран, входящих в ЕС. Или для того, чтобы разработать систему торговых преференций. Или чтобы добиться независимой оценки тех или иных действий.

Бюрократия в этой ситуации рассматривается как независимый общественный институт, призванный помочь в поисках компромисса и консенсуса.

Конечно, большую роль в создании этой модели имели левые политические партии. А послевоенная Европа, в отличие от США (за исключением разве что Великобритании), всегда находилась в левоцентристском политическом спектре. Кстати, и процесс Брекзита возник далеко не случайно: Англия - единственная европейская страна, которая сумела выступить против тотальной бюрократизации европейской жизни.

Мне на память приходит скандальная криминальная история в Германии. Там один маньяк похитил ребенка, и когда его поймали, он отказался говорить, где ребенок. И тогда лично начальник полиции заявил ему, что если он не скажет, то он его убьет. Маньяк испугался, и сказал. Но итог этой истории оказался неожиданным. За свои действия начальник полиции получил не похвалу, а требование подать в отставку. Никого не волновало, что таким образом он мог спасти жизнь ребенку. Главное - он нарушил инструкцию, он попытался запугать обвиняемого, он нарушил его права. Руководство полиции понимало, что это безумие – отправлять в отставку того, кто спас ребенка. Но - правила есть правила.

На самом деле, причина этих действий полиции очень проста. Европейское общество боится, что если полицейский будет действовать согласно своему разумению, а не по инструкции, то он может нарушить закон. Бюрократическая процедура охраняет общество от произвола, но при этом она превращает человека не в творца, не в рыцаря без страха и упрека, а в чиновника, который просто выполняет инструкцию.

На мой взгляд, попытка заменить мораль и честь человека инструкцией – это тупик. Даже самая лучшая инструкция не заменит воли человека, и не сможет помочь в решении. И ссылки на то, что в данном случае мы имеем дело с «объективным» подходом, также не соответствуют реальности. Но вернемся к журналистике.

Я думаю, что все эти «ритуальные пляски» пляски вокруг «джинсы» связаны с одним: с возможностью бюрократической оценки. Невозможно с точки зрения бюрократа оценить, насколько конкретный материал глубоко рассматривает проблему, насколько он интересен, и т.д. А вот «джинса» для бюрократической оценки очень проста. И именно поэтому она стала мерой оценки и для грантодателей, и для международных журналистских организаций, и для украинской медиа-общественности.

А ведь ситуация с начала «нулевых» в Украине коренным образом поменялась. Если тогда большинство местных изданий – печатные СМИ - хотя бы окупали себя, то сейчас это не так. Основными источниками информации сейчас являются телеканалы и интернет СМИ. На уровне регионов ни те, ни другие финансово себя не окупают. А значит, между прочим, они-то и СМИ не являются, так как существуют на деньги своих учредителей и являются их органом печати. И в подобной ситуации так забавно обсуждать, сколько в издании «джинсы», когда по сути все материалы являются в издании «джинсой».

Можно, конечно, устроить дискуссию на тему: «А вот если материал, поставленный в региональном СМИ, не имеет конкретного заказа издателя, можно ли считать такой материал не «джинсой»? Но в этом случае нам придется коренным образом отказаться от толкования самого термина «джинса». А так, если судить с точки зрения «буквы» «Этического кодекса украинской журналистики», все эти материалы – «джинса». Все!

На самом деле, мировые СМИ сегодня охватил глубочайший системный кризис, одним из проявлений которого, например, является настоящая идеологическая война, которую ведут глобальные СМИ Америки и Европы с Дональдом Трампом. Другим аспектом этого кризиса стал Брекзит, против которого яростно выступили почти все британские СМИ. И я бы, например, не стал бы утверждать, что CNN, NYT или BBC уж такие замечательные и правдивые СМИ.

Разумеется, украинская журналистика находится в жесточайшем кризисе. Но связан он никак не с «джинсой». Наши сегодняшние СМИ на уровне регионов на 99 процентов, а на уровне общенациональном – на 90 процентов - полностью зависят от своих учредителей. Не от читателей, а от учредителей. У нас 90 процентов рекламы находится исключительно в Киеве, а влияние региональных СМИ почти равно нулю. Наши журналисты очень часто пишут о том, в чем абсолютно не разбираются, и вообще уровень квалификации журналистов просто ничтожный. Даже по сравнению с Россией, у нас, практически, не ведутся в СМИ дискуссии по важным вопросам, и соответственно уровень доверия к СМИ просто ничтожный. Перечень наших бед сродни Розеттскому камню, а наше правительство, в дополнение ко всем нашим бедам, под одобрительные вопли украинских интеллектуалов, оставшихся все теми же «совками», начало войну против русского языка. И на этом фоне наши медиа-активисты интересуются исключительно «джинсой».

Это было бы так смешно, если бы не было так печально.

Метки: Теги; CNN

Леонид Штекель


Новости по теме

12.11.17 в 18:36 Начало раздела Украины или Гневный виток истории

12.11.17 в 18:16 Саакашвили: Предлагаю с 3 декабря начать процесс народного импичмента президента и власти вообще

30.10.17 в 19:12 Забытые Украиной заключенные в России

28.10.17 в 09:48 Жители ветхих и аварийных домов с ноября 2017 года будут оплачивать СДПТ в полном объеме

22.10.17 в 07:51 Участники акции протеста под Радой выдвинули новые требования

19.10.17 в 09:57 Новый Закон Украины «Об образовании» – худший вариант постсоветского наследия. Ответ Вячеславу Кушниру. Часть первая.

17.10.17 в 16:19 Прокуратура выявила бардак и казнокрадство еще на двух арсеналах Минобороны

11.10.17 в 12:50 «На краю бездны»… Мы снова там же…

11.10.17 в 12:28 Владимир Ленин как карма местного самоуправления в Украине, или еще раз о противовесах власти

04.10.17 в 19:33 О реформе медицины: почему то, что делает правительство, не имеет никакого отношения к реформам

Комментарии посетителей сайта


Rambler's Top100