Odessa DailyМненияЕвромайдан

О «еврейском вопросе» и о реакции на мой пост о лжи в истории

Леонид Штекель

21 апреля 2017 в 11:55
Текст опубликован в разделе «Мнения». Позиция редакции может не совпадать с убеждениями автора.

Вообще-то, мой пост о страсти к запретам только частично касался темы лжи в официальной истории. Однако слишком многие критики моих слов стали утверждать, что я «прославляю» нацистов и румынских фашистов и закрываю глаза на их зверства. На самом деле ничего подобного я не писал, но если люди не хотят внимательно читать, то приходится кое-что разъяснить.

О «еврейском вопросе» и о реакции на мой пост о лжи в истории

Прежде всего: абсолютная ложь, что только нацисты и румынские фашисты убивали одесских евреев. Например, мой прадед и двое его братьев погибли где-то на улицах Одессы (точно неизвестно) во время голода, после захвата города большевиками. Это был абсолютно искусственно, рукотворный  голод: в селе хлеб был, но даром его никто отдавать не хотел. Моя прабабушка вместе с моей бабушкой бежали из Одессы и работали в деревне в услужении – так и выжили тогда. А мужчины, которые пытались найти работу и хлеб в Одессе – умерли от голода. Причем, по рассказам бабушки, мертвые неубранные тела лежали тогда на одесских улицах.

Характерно, что уже тогда действовал отбор большевиков. В Одессе было отделение Американской организации по помощи голодающим. Но руководили ею люди большевиков, поэтому продукты получали только те, кто, кто был связан с властью. Остальным позволили спокойно подыхать.

Когда я слушал эту бабушкину историю, а она мне рассказала ее только в 90-е годы, я вспоминал знаменитые письма Короленко, который требовал от властей, чтобы комиссии по помощи голодающим были независимыми, чтобы их не возглавляли люди большевиков. И это был не академический спор. За это его, фактически, и погубили.

Мой второй дед бежал от раскулачивания – у моего прадеда была небольшая мельница, которая стоила жизни его хозяину. А брат моего деда был расстрелян в 1937. Говорят, как сионист. Он им, конечно, не был – какие сионисты в конце тридцатых в СССР? А сам мой дед в 32-м или 33-м году «добровольно» провел год на строительстве Беломорско-Балтийского канала. Это была такая «налоговая нагрузка» на частников – один из частников должен был на год «поехать отдохнуть» на стройке. Дед никогда не рассказывал об этом годе. Я не думаю, что многим частникам удалось вернуться домой с этой стройки.

Семья сестры моей бабушки после прихода «красных» в Одессу бежала в Румынию. На границе, в точности как с Остапом Бендером, у них все отобрали. Но в остальном, далее в Румынии у них была нормальная жизнь. Уже через год-полтора муж сестры моей бабушки, который хорошо разбирался в лесе, создал свое дело – лесопильню и склад пиломатериалов. До 1937 года жизнь в Румынии была отличная: дети учились в еврейских гимназиях, где, кстати, изучали иврит, запрещенный в СССР. Потом к власти пришли румынские фашисты, и ситуация стала иной. А в 39-ом к ним пришли советские войска. Семье сестры моей бабушки безумно повезло: их бизнес был в одном городе, а жили они в другом. Отец семейства бросил бизнес, даже не задумываясь, и пошел работать бухгалтером. А советские войска провели перепись всех частников. Затем, накануне войны – весной 41-го, как и в странах Балтии, несомненно, готовясь к нападению на Германию, большевики выслали всех частников и их семьи в Сибирь.

Можно сказать, что евреям, попавшим под эти репрессии, «повезло»: число тех, кто выжил после Сибири, все-таки немного больше числа тех, кто остался и попал в немецкие и румынские гетто. Только вот я не готов целовать коммунистам за это ноги. Они выжили вопреки воле коммунистов, а не благодаря ей.

А ведь у меня нет родственников, живших в небольших еврейских местечках, и я почти ничего не знаю о еврейских местечках, попавших в зону Голодомора. Мне рассказывали, что эти местечки вымирали даже раньше, чем окружающие села: местечки жили за счет обслуживания сел: портные, сапожники и т.д. Прежде, чем пришел большой голод в села, он пришел в местечки.

В общем, если сравнить зверства нацистов и румынских фашистов в Одессе и в Одесской области с «деятельностью» официальной коммунистической власти, то, я думаю, по количеству погубленных евреев большевики не сильно проиграют нацистам.

Но это - всего лишь одна сторона медали. Есть и вторая. О ней в другой раз.

Метки: Теги; евреи; репрессии; большевики

Леонид Штекель


Новости по теме

10.04.17 в 09:59 Праздник Песах

02.02.17 в 14:09 Кричевский Л.Ю. Евреи в аппарате ВЧК-ОГПУ в 20-е годы

11.10.17 в 12:50 «На краю бездны»… Мы снова там же…

11.10.17 в 12:28 Владимир Ленин как карма местного самоуправления в Украине, или еще раз о противовесах власти

04.10.17 в 19:33 О реформе медицины: почему то, что делает правительство, не имеет никакого отношения к реформам

29.09.17 в 10:24 Проблемы идеологии: Левая идея и украинские реформы. Часть первая

26.09.17 в 16:30 Региональная пресса в Украине и «джинса»: как бюрократическая логика здравый смысл заменила

25.09.17 в 23:13 По поводу реформирования общественного транспорта в Одессе. Часть вторая. О стратегии принятия решений

22.09.17 в 09:12 По поводу реформирования общественного транспорта в Одессе. Часть первая – «электронный билет» и «девятый маршрут»

19.09.17 в 09:27 Я считаю: главный виновник трагедии – господин Аваков

Комментарии посетителей сайта


Rambler's Top100